суббота, 7 февраля 2015 г.

                                                                                    Лист третий. Джантуган.




                                                 Через день после спринта на Кишкаджер я поднимался с друзьями к ночевкам под бастионом Белалакаи. Это восхождение западет в душу, но до вершины мы добрались, а значит и описано оно будет на других листах. А сейчас попробуем вспомнить то что было несколько позже под массивом Джантугана. Сейчас и не вспомнить кто посоветовал сходить на Джан. Тохян Олесе нужен был маршрут 4Б категории сложности и на Джане таковой нашелся.


                                                 Ее аккуратненький белый Opel неторопясь прорывался к альплагерю Джантуган. За окном проплывал массив Шхельды и не остановиться здесь было грешно. Совсем еще недавно, выходит что пару зим назад, там, на стенах Шхельдинского забора, три окоченевших от холода тела пробивались по маршруту Юры Кошеленко к вершине Шхельды 2-й западной. Вот это была война. Сразу на два фронта — с собой и стеной. Сейчас более скромные цели, но и меньшая готовность к борьбе, несмотря на ударный темп последнего месяца. Впервые по долине Адылсу я продвинулся далее поворота в ущелье Шхельды. Было все ново и интересно. По старой своей привычке старался запомнить рельефы, очертания, взаимное расположение вершин, все, что когда-то могло бы пригодиться. Красавец Джан главенствовал в районе. Правильные геометрические формы приковывали взгляд и заставляли сознание рисовать в голове возможные пути подъема к вершине. Вскоре мы вышли на поляну «зеленая гостиница» где ожидали среди группы геологов встретить своего строго друга — Катю Белаш. Здесь, на поляну, приезжая из разных институтов страны, молодые ученные изучают погоду, поведение ледников и другие, связанные с рельефом аспекты геологии. Но с Катей, как нам сказали, мы разминулись буквально в паре часов и ее смена в этом году закончилась.


                                                Погода портилась, но мы не спешили. Перекусили на поляне, даже не поленились приготовить чай. Бегая за пресной водой для чая «отдал» здешним местам свой мобильный телефон, впоследствии так его и не нашел. Быстрый и простой выход к поляне создал иллюзорное ощущение о близких подходах которое развеялось вскоре после того как мы начали подъем к западным склонам Джантугана. Ледник, на который вступили спустя пару часов, «порадовал» еще больше. Засыпанный валунами лед доставил много неприятностей и столько же отнял сил. Правдами всеми, и не правдами, но солнце еще грело склоны Джантугана, когда мы разбивали бивуак. Маршрут открылся не полностью, но подходить просматривать последний желания не возникало. Вымотавшиеся на подходах провалились в сон.


                                                Ранний будильник пробудил тела, но не пробудил в них боевого духа. Олеся раскисла вовсе. Должно быть не долеченная болезнь давала о себе знать. Но не сделать попытку было бы не простительно и жалуясь друг-другу на суровость жизни мы уходили к началу маршрута по центру западной стены. Крутой взлет ледника и вот уже перед нами стена бергшрунда за которой лег глубокий снежный кулуар в оконцове своей упирающийся в начало стены. Попробовать стену на вкус в этот раз нам не удалось. У верхней части кулуара повернули вниз а в обед из разверзшегося неба посыпал мокрый снег.




                                               Следующим днем мы спустились в «Очаг» где посчастливилось встретить нашего тренера и руководителя клуба «Фрилайн» Николая Ильича Мотиенко. Здесь он проводил УТС с военнослужащими. Любопытно было наблюдать за ребятами в зеленой форме, совсем недавно — это был я.
                                              Заскочили в Шхельдинское ПСП где перелистывая описания маршрутов в душу надолго запала Вольная Испания и линия Мышляева.



                                                        Пятигорск. 7 февраля 2015 года.